Золотая лихорадка Туристы и охотники средней российской полосы привыкли к людям, которые что-то перемывают у берегов мелких речушек и ручьев. Они старательно выбирают крупинки, которые слабо поблескивают в жидкой грязи их лотков. Эти люди -- самые отчаянные оптимисты. Они -- золотоискатели, которые не утратили веру в то, что в центральной России реально намыть золотник-другой. Их уверенность подтверждается геологической историей.


В далекие от нас времена Центральную Россию накрыл громадный ледник. Слой земли и льда составлял от 200 до 300 метров. В нем была вся таблица Менделеева, включая драгоценные металлы -- золото, серебро, платина, не говоря уже про железо и медь. Старатели-энтузиасты России в дореволюционные годы доказали, что золото в центральных губерниях можно было отыскать, хотя до промышленной разработки дело не доходило.
Про самодеятельных старателей сочиняют легенды. Говорят, что некоторым удается достигать неплохих результатов и даже намыть до пары-тройки килограммов драгоценного золотого песка. Однако такая охота на золото может обернуться серьезными проблемами с законом. За килограмм незаконно добытого золотого песка легко получить срок. Намыли пару граммов -- получите штраф примерно до пяти тысяч рублей. Запретили искать золото простым гражданам в СССР с 1956 года, но, как всегда, народ находит способы обходить препоны тихо и без шума.
Еще более популярна самодеятельная разработка золотых жил на Урале, в дальневосточных горах. Там столетиями местные жители уходят в леса на промысел -- искать и мыть золото, мечтая о самородках. Подталкивает на незаконный заработок отсутствие нормальной работы. Существует неофициальная статистика. В Сибири, если верить таким данным, размеры официальной добычи золота равняется неофициальной.
Параллельно с добычей золота существует и нелегальный золотой рынок. Скупщики могут предлагать вдвое и втрое меньше реальной цены рынка за грамм золотого песка. Особенно интересуются золотом скупщики с Востока. Нелегальная скупка плодит криминальную среду, рождает своих золотых олигархов.
Между тем в западных странах любительское старательство в отличие от РФ пользуется поддержкой закона. Покупаешь официальное разрешение и работай. Твое дело, как распоряжаться личным временем. Если у человека есть охота зарабатывать ревматизм, стоя в студеной воде на лесных протоках -- нет проблем. Такой позиции придерживаются власти в Канаде и в Австралии. Более того -- власть способствует развитию туризма в местах, овеянных славой прежних золотых лихорадок. Способствует этому и пиар СМИ, художественной литературы, рождающий поток культурных ассоциаций, связанных с мировой историей.
Разрешить проблему пытались некоторые из сибирских губернаторов. Погибший лидер Красноярска генерал Александр Лебедь настаивал на легализации старательского дела. Но после катастрофы и смерти генерала дело не сдвинулось.
Работают старатели не только на лесных протоках, в тайге. Но и на свалках, в пунктах скупки разной ломаной электронной техники. Добыча золота из старых микросхем и плат также прибыльный промысел, удел поднаторевших спецов. Правда, положить на алтарь бизнеса последнее здоровье тут пара пустяков.
Теневая экономика золотого неофициального рынка старается не спешить с легализацией русской общенациональной золотой лихорадки, размеры которой с эпопеей на Аляске просто несопоставимы. Кажется, пришла пора российским законодателям, полагают старатели, принимать разрешительные законы, регламентирующие неофициальный поиск золота. Для государственного бюджета это был бы еще одним источником дохода.
{jcomments on}